Кому нужна харьковская «броня»

Разобраться с тем кто, что и почему, точнее для чего в украинском оборонпроме невозможно без понимания процессов происходящих не только в стране, но и в мировом производстве бронированной техники.

Небольшой экскурс в историю. На территории СССР было очень развито «районирование» в производстве и конструировании. Например, танки и машины на их основе разрабатывались в основном в Украинской ССР, легкая бронированная техника в Российской Федеративной Республике. После распада «империи зла» в новых государствах резко стал вопрос о модернизации наследства и создании более современных легкобронированных машин (БТР, БМП, БМД и других). В Харькове инженеры ведущего КБ приступили к первым проектам. Параллельно с ними разработкой бронированных машин занялись и на других предприятиях от Кременчуга до Житомира. В итоге украинским специалистам удалось создать несколько различных боевых машин, которые в состоянии конкурировать не только с техникой из России на международных рынках, но и с лучшими образцами европейской и американской техники.

Проектировали, создавали, испытывали, принимали на вооружение, но забыли или просто не подумали, что живем мы теперь при капитализме, в состоянии жесткой и порой жестокой конкуренции. Никто не думал, тем более среди конструкторов, о том, что при попытке продать свое изделие, даже родному государству возможна конкурентная борьба с украинскими же разработчиками. А в такой борьбе все средства хороши. Например, взять и сказать, что наши БТРы не выдерживают обстрела из пушки. Да броня легких бронированных машин не выдерживает попадания из пушки, но ни один БТР в мире не выдерживает такого попадания. Более того, те, кто говорит о трещинах на сварных швах не готовых к передаче в войска машинах «слегка лукавят». Такой брак можно и нужно искать на БТРах, которые проходят приемку перед передачей в армию, а не во время процесса производства.

Теперь немного о том, почему БТРы не выдерживают обстрела из пушек. Самое смешное, что этот «секрет Полишинеля» зашифрован в самом названии автомашины – бронетранспортер! Т.е. боевая машина, предназначенная в первую очередь для транспортировки личного состава на поле боя и огневой поддержки в этом бою пехотинцев своей армии. Для выполнения этой задачи используемой брони на всех БТРах мира достаточно, легкая броня этих машин защищает солдат от осколков и пуль. Дальше есть несколько вопросов к огневой поддержке пехоты, но и с такой проблемой инженеры Харьковского КБ им. Морозова справились с успехом. На башне БТР 4 устанавливается такое количество оружия, что иногда становится «страшно». Здесь есть скорострельная автоматическая 30-мм пушка, гранатомет АГ-17, ПТУР (противотанковая управляемая ракета) и конечно же пулемет, для поражения живой силы противника. Кстати, только российские разработчики БТР 90 смогли почти догнать по огневой мощи наш украинский БТР и то максимально к нему приблизиться, а не догнать. У россиян на их новом БТРе ПТУРы, в отличие от украинских, находятся в укладке, а ее еще необходимо подготовить к стрельбе.

Решили харьковчане и основную проблему советских БТР – непродуманную компоновку отсеков в машине. Все советские образцы, и новые российские, располагают, десантный отсек в средней части машины. Это помогает сохранить моторы, но не спасает от поражения личный состав, в случае наезда на взрывное устройство (мину). Кроме того, срединное расположение отсека для личного состава затрудняет быстрый выход из поврежденной машины. Именно из-за этого недостатка во время Афганской войны шурави ездили на броне, а не внутри машины. БТР 4 впитал в себя лучшие решения мирового опыта – здесь десантный отсек расположен сзади, что, кстати, соответствует требованиям НАТО.

По тактико-техническим характеристикам, таким как: скорость, углы въезда, крена, преодолеваемым препятствиям, возможности плавать, запасу хода, удельной мощности и, конечно же, огневой мощи украинские БТР 4 находятся на одном уровне, а иногда и превосходят лучшие мировые аналоги. VBCI (Франция), Pandur II (Австрия), PiranhaIII (Швейцария), Rosomak (Финляндия), БТР-90 (Россия) – «нервно курят в сторонке», пока на полигоне работает наш БТР 4. Если по какому-то из основных параметров наша машина равна этим аналогам, то в другом или сразу в нескольких безоговорочно выигрывает у них.

Хотелось бы отметить еще и такой удивительный для нашей промышленности момент – БТР 4 производится, от последнего болтика до автоматической пушки, только из украинских деталей, и только из качественных материалов, проходящих несколько этапов приемки.

Так кому нужна наша «броня»? Или она все-таки кому то мешает?